НЕРЮНГРИ
В СССР совершили ошибку, решив строить Нерюнгри
09.02.2019
В СССР совершили ошибку, решив строить Нерюнгри

Этого момента в Нерюнгринском районе, Якутске и Москве ждали и шли к нему более десяти лет. Руководство Якутии договорилось с компанией «Мечел» о разработке дорожной карты по созданию постоянного посёлка на Эльге.

Это внешне не очень громкое и не слишком заметное пока событие на самом деле в итоге приведет Нерюнгринский район, да и Якутию в целом, к несколько новой реальности, чем та, в которой мы живем сегодня.


[ИСТОРИЯ ВОПРОСА]

Открытие Эльгинского каменноугольного месторождения часто датируют 1981 годом, приписывая его выдающемуся геологу Саиме Каримовой. На самом деле уголь на Эльге был впервые открыт ещё в 1961 году, когда Каримова работала в Южно-Якутской комплексной экспедиции старшим геологом углеразведочных и тематических партий. В то время её задачей было досконально изучить и доказать в Госкомитете запасов СССР высокие возможности Нерюнгринского угольного месторождения, чему она посвятила почти 15 лет своей жизни и работы.

Сегодня, с высоты прожитой эпохи, многие считают, что правительство СССР совершило крупнейшую историческую ошибку, решив строить город Нерюнгри там, где он теперь находится - на Нерюнгринском угольном месторождении. По их мнению, вместо долголетнего изучения пластов «Мощный» и «Пятиметровый» необходимо было уже в 60-70-е годы ХХ века переключиться на Эльгу, запасы которой теперь оказались в шесть раз больше, чем в Нерюнгри.

Эльгинское угольное месторождение находится на крайнем востоке Нерюнгринского района, в Токинском угольном районе Южно-Якутского бассейна. Оно обладает запасами более 3,75 млрд тонн коксующихся и энергетических углей, из которых более 50% пригодны для открытой добычи. Общая площадь месторождения составляет 236 квадратных километров.

По степени разведанности и характеру угленасыщенности Эльгинское месторождение разделено на два участка. Это предварительно разведанный северо-западный участок площадью 62 квадратных километра и изученный на стадии общих поисков юго-восточный участок площадью 20 квадратных километров. Разведанные и утвержденные в Госкомзапасов на северо-западном участке Эльгинского месторождения составляют 2,1 млрд тонн.

Разумеется, критика решения о строительстве города Нерюнгри (а не Эльги), при всей её внешней объективности, сегодня не выглядит обоснованной. Во-первых, доказанные Каримовой 500 млн тонн Нерюнгринского угольного месторождения, в то время тоже выглядели не такой уж маленькой цифрой. При тогдашней технике и технологиях этого должно было хватить как минимум на 50 лет, а к 2025 году коммунизм уже давно собирались построить. Во-вторых, - и это еще более весомый аргумент, чем грядущий коммунизм - Нерюнгри строили не где-либо, а именно на дороге. В восьми километрах от Амуро-Якутской магистрали, уже в то время соединявшую Якутск с Амурской областью и Транссибом.

Железнодорожный «малый БАМ» построили позже, и именно благодаря появившемуся Нерюнгри.


[ПЕРВЫЙ СТРОИТЕЛЬ]

К Эльге в то время было просто не подобраться. Хотя попытки построить туда дорогу из Амурской области предпринимались, начиная с конца прошлого века.

Железную дорогу к Эльге начал строить в 1999 году бывший собственник комплекса подъездных путей – ОАО Российские железные дороги». До 2001 года стройка держалась, в основном, на авторитете и энтузиазме тогдашнего министра путей сообщения РФ Николая Аксененко.

Николай Емельянович Аксенеко – личность, сегодня забытая, но для той эпохи легендарная. Достаточно сказать, что если бы история повернулась чуть-чуть иначе, то именно он, а не Владимир Путин мог бы стать преемником президента Бориса Ельцина на посту президента России.

Аксененко был вице‑премьером в правительстве Путина в 1999-2000 годах, а в начале первого президентского срока Путина - министром путей сообщения. Именно тогда по его инициативе и начали строить дорогу на Эльгу.

Однако вскоре Аксененко оказался в опале. В сентябре и октябре 2001 года он получал вызовы в Генеральную прокуратуру, но туда не являлся. В конце октября он все же приехал к Генпрокуратуру, где ему предъявили обвинение в превышении должностных полномочий, принесших крупный ущерб государству. Сразу после возвращения из Генпрокуратуры он созвал пресс‑конференцию, на которой отрицал предъявленные ему обвинения и обещал обратиться к президенту Путину. Но Путин его не принимал, и Аксененко подал в отставку с должности министра путей сообщения. 3 января 2002 года он был освобожден от должности. В октябре 2003 года утвержденное Генеральной прокуратурой РФ уголовное дело в отношении Н.Е.Аксененко было направлено в суд. Судебное разбирательство не состоялось из-за отъезда Аксененко на лечение за границу.

Это не было симуляцией. Экс-министр путей сообщения действительно очень серьезно болел два года, перенес несколько операций, и умер 20 июля 2005 года в Мюнхене от лейкемии (рака крови). По мнению многих хорошо знавших Аксененко людей, причиной онкологического заболевания стали глубокие переживания из-за его несостоявшегося президентства и последовавшей опалы.

Так или иначе, а буквально на следующий день после его отставки с поста министра путей сообщения, в январе 2002 года строительство железной дороги от бамовской станции Улак до Эльги было заморожено. Построить успели только 60 километров дороги из будущих 315, причем это были просто рельсы и насыпь. Новая железная дорога в Нерюнгринском районе «умерла» на несколько лет.


[ПРИХОД «МЕЧЕЛА»]

Компания «Мечел» начала подбираться к нерюнгринскому углю постепенно. В январе 2005 года на торгах, продолжавшихся всего 11 минут, «Мечел» стал обладателем 25-процентного блокирующего пакта акций ОАО ХК «Якутуголь».

То, что этот «выпад» был не случайным, все поняли 5 октября 2007 года. В этот день «Мечел» выкупил уже весь оставшийся пакет акций «Якутугля», а в «нагрузку» (так тогда считалось) - 68,8 % акций ОАО «Эльгауголь» и комплекс недвижимого имущества, всё еще находившийся в собственности ОАО «РЖД», 60 километров железной дороги, 30 мостов и 120 километров притрассовой автодороги.

Стоимость сделки составила 58,2 млрд рублей. По обещаниям правительства Якутии, которое в то время возглавлял Егор Борисов, на эти деньги должны были построить железную дорогу от Томмота до Якутска (в Томмот из Нерюнгри мы успешно ездим с 28 августа 2004 года). На дворе 2019-й, а железная дорога до Нижнего Бестяха до сих пор официально не открыта. Впрочем, это уже другая история.

То, что Эльга для «Мечела» была отнюдь не «нагрузкой, а едва ли не основной составляющей лота, стало понятно достаточно быстро, когда на всех уровнях – от Зюзина до Хафизова - менеджеры компании стали говорить о возобновляющемся строительстве железной дороги. Это понятно: нет смысла добывать уголь без возможности доставки его покупателям.

Ждать долго не пришлось. «Мечел» завладел Эльгой в октябре 2007 года, а строительство железной дороги возобновилось в феврале 2008 года. В этот момент «Мечел» подписал контракт с компанией «Трансстрой» на проектирование и строительство железнодорожного подъездного пути, соединяющего станцию Улак с Эльгинским угольным месторождением. Общая длина железнодорожного пути составила 321 км.

Первоначальным проектом предусматривалось строительство двух тоннелей, возведение 30 крупных и 150 малых железнодорожных мостов. «Мечел» отверг этот проект, поставив задачу: обойтись без тоннелей, и сократить до минимума количество мостов.

К августу 2008 года было восстановлено 80 км автомобильной трассы. Сквозной проезд был обеспечен до 184 километра и велась отсыпка полотна с 217-го по 256-й километр.

К маю 2009 года рабочее движение было открыто до 60 км, готовность участков — от Улака до 185 км составляла 90%, от 218 км до 286 км — 80%, на среднем участке велась отсыпка.

Завершение строительства планировалось на конец 2010 года. Но грянул первый кризис. Из-за проблем с финансированием строительство было частично остановлено в апреле 2009 года. В июне 2009 года были остановлены практически все работы. В конце 2009 года произошла смена генподрядчика, вместо «Трансстроя» «Мечел» привлёк к строительству свою дочернюю структуру — ЗАО «Металлургшахтспецстрой».

Средства на продолжение строительства были получены за счет размещения облигаций «Мечела» в государственных банках. В 2010 году были погашены долги перед подрядчиками и началось сооружение трассы через Становой хребет вдоль реки Алгомы.

В начале сентября 2011 года был сдан в эксплуатацию участок до 209-го километра, где была построена перевалочная станция. Уголь, добыча которого на Эльге началась в августе 2011 года, подвозился на 209-й километр автомобильным транспортом.

В середине января 2012 года прокладка железнодорожного пути до Эльгинского угольного месторождения была полностью закончена. Открылось сквозное железнодорожное сообщение от станции Улак до Эльгинского месторождения.


[ВАХТА ИЛИ ПОСТОЯННЫЙ?]

Первые годы руководство «Мечела» настаивало на том, что Эльга будет осваиваться только вахтовым методом. Жить там постоянно никто не собирался, на вахты приезжали сотрудники из Амурской области и работники «Якутугля» из Нерюнгри.

Обычная история: точно также было и с Нерюнгри. Первые руководители города Петр Федоров и Леонид Торговкин рассказывали, что поначалу руководство страны хотело добиться сиюминутных целей с минимальными затратами. Взять нерюнгринский уголь только за японские деньги, своих не тратить. «Сначала хотели обойтись малыми деньгами. Думали, построим Пионерный поселок, и хватит. Но потом поняли, что большой город строить все-таки придется», – говорит Леонид Торговкин. Как вспоминает Петр Федоров, поначалу планировался вахтовый» Нерюнгри, который должен был на 60% состоять из холостяков, и только 40% должны были стать семейными. Да и то, семейным поначалу приезжать партия не разрешала. Расчет понятен: «город холостяков» требовал меньше школ, детсадов и больниц. В отличие от сегодняшней ситуации, когда Нерюнгри стал «городом женщин», мужчин в первые годы было на 20% больше!

«Временный» рабочий посёлок Эльга для работников, осваивающих месторождение, был построен, в основном, в 2011 году. В июле 2012 года на Эльгу приезжала тогдашний премьер Якутии Галина Данчикова. Именно тогда были впервые вплотную подняты вопросы создания нового муниципального образования в Нерюнгринском районе – поселка Эльга. Это означало появление в новом муниципальном образовании школы, учреждения здравоохранения, почты, отделения полиции, пожарной охраны и других учреждений и организаций, которые есть в каждом населенном пункте.

Еще через восемь лет, то есть сегодня, руководство Якутии приняло окончательное решение о том, что Эльга будет не вахтовым, а постоянным поселком.


[ПЕРВЫЕ ОБЪЕКТЫ]

Много ли найдется желающих там жить (в условиях, когда и в Нерюнгри людей завлекать достаточно трудно), пока не очень понятно. Но, как мы видим, социальные объекты там уже начали строиться – хотя бы и пока за счет «Мечела».

Буквально только что - в январе 2019 года - на Эльге построили новый банно-прачечный комплекс, два общежития: на 40 мест для инженерно-технического состава, и на 120 мест – для рабочих. Еще одно жилое здание на 120 мест будет сдано в ближайшее время.

О том, что решение по Эльге принято, первым сообщил глава Якутии Айсен Николаев 28 января, комментируя итоги рассмотрения финансово-хозяйственной деятельности АО ХК «Якутуголь» и ООО «Эльгауголь». «Сегодня мы договорились с «Мечелом» о создании в первом полугодии 2019 года «дорожной карты» по созданию постоянного населённого пункта на Эльге», – сообщил глава республики.

По мнению Николаева, целесообразность создания посёлка на постоянной основе на Эльгинском угольном месторождении в Нерюнгринском районе уже не вызывает сомнений. В этой работе примут участие правительство республики и администрация Нерюнгринского района.

Олег СОЛОДУХИН.
г. Нерюнгри.

Фотогалерея
Эту новость прочитали 2070 нерюнгринцев.
Источник
Другие новости Нерюнгри