НЕРЮНГРИ
Игорь Хафизов: «Мы делаем ставку на местные кадры…»
01.02.2019
Игорь Хафизов: «Мы делаем ставку на местные кадры…»

27 января 2019 года во время встречи главы республики Айсена Николаева с блогерами и активными горожанами в Нерюнгри журналист Айталина Никифорова сообщила, что местным специалистам трудно устроиться на работу в «Якутуголь»,  руководство которого предпочитает брать на работу вахтовиков.

В ответ на это руководитель региона парировал, что у него совсем другая информация на этот счет, в компании, наоборот, жалуются на нехватку местных кадров и посоветовал встретиться с руководством «Якутугля», чтобы получить информацию из первоисточника.

В итоге Айталина Никифорова взяла интервью у заместителя генерального директора ООО УК "Мечел-Майнинг" Игоря Хафизова, которое опубликовано на сайте «ТайгаПост».

В самом начале интервью Игорь Хафизов посетовал, что "кто-то вбрасывает слухи про то, что местных будем вахтовиками заменять, или что японцы от нашего угля отказались. Все это полная ерунда, не имеющая под собой никаких оснований".

- В «Якутугле» работают 3 700 человек, из них сегодня в вынужденные простои с сохранением двух третьих средней заработной платы отправлено 28 человек – 0,7 процента. Почему это сделано? Как в «Якутугле», так и на Эльге накопились определенные запасы угля на складах. Это связано с транспортной логистикой, невозможностью переработки должных объемов грузов в портах и т.д. Проблема обостряется зимой из-за климатических условий, но у нас она не столь выражена, как, например, на Кузбассе. У нас проще логистика со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, являющимися основными мировыми потребителями угля.

Тем не менее, к концу 2018 года мы на складах Нерюнгринской обогатительной фабрики накопили 755 тысяч тонн угля. И практически выполнили годовую программу. Сейчас никто не работает лишь бы добыть больше. Это же ведь живые деньги лежат на складах, и для чего их там еще копить? В декабре мы на склады стали возить не только уголь, но даже готовый концентрат. Тогда приняли решение разгрузиться. Временно сократили добычные и вскрышные работы в «Якутугле», а ремонтные увеличили на 300 процентов, чтобы эффективно использовать сложившуюся ситуацию и в будущем сэкономить время на ремонты.

Поэтому все высвободившиеся люди за исключением 28 человек были заняты на ремонте горного оборудования и фабрики. Нам элементарно нужно вычистить фабрику от скопившихся там отходов производства. В ближайшее время эти работы будут завершены.

- Игорь Валерьевич, местные не понимают, почему их отправляют в отпуска или лопатой грузить грязь в угольных складах, а в это же время работники двух привлеченных подрядных организаций продолжают управлять автомобилями, экскаваторами…

- А что делать? У нас сейчас на ремонт фабрики приехали 152 человека. Кроме того, 120 своих в день вычищают фабрику и 70 человек в ночную смену. Если мы не будем задействовать своих, значит, должны привезти еще 190 вахтовиков. В это время свои продолжали бы добывать уголь, и наращивать без того полные склады, которые нужно отгружать. Ну, или сидели бы в вынужденных простоях.

Наверное, кому-то неприятно лопатой грязь месить. Но, поймите, это вынужденная мера, которую компенсируем средней заработной платой. Сейчас такой момент, когда нужна помощь людей. Через пару недель продолжим работать в обычном режиме.

Сейчас в «Якутугле» 95 процентов работников с нерюнгринской или другой якутской пропиской. Многие из тех, кто зарегистрированы за пределами республики, тоже работают в Нерюнгри постоянно, снимают квартиры. Непосредственно вахтовиков в пределах 100 человек, из них в Нерюнгри около половины – 20 на РМЗ, 10 на обогатительной фабрике и т.д. В основном, это водители технологического транспорта, экскаваторщики, станочники, токари, наладчики. Эти специалисты востребованы во всей стране. Кроме того, рядом у нас развивается «Колмар» с аналогичными проблемами. Поэтому мы вынуждены использовать вахтовиков.

- Есть опасение, что в итоге вахтовики вовсе вытеснят местные кадры под предлогом того, что их – местных кадров – нет…

- Мы заинтересованы в том, чтобы работать с местными. Вахтовики – это большая текучка. Отношение у многих к оборудованию, как у временщиков. А ведь у нас техника на многие сотни миллионов рублей. Есть люди, которые работают вахтой на Эльге по семь лет. И они понимают, что технику нужно беречь, что им на ней работать. Но есть и те, кто приходит на полгода-год, и там отношение уже другое.

Плюс каждому вахтовику нужно платить вахтовую надбавку – 400 рублей в день, оплачивать проезд, размещение на вахте. Для них мы переоборудовали под общежитие бывшее здание объединения «Якутугля» в старом городе. И в итоге каждый вахтовик обходится, мама дорогая. Понимаю, когда это происходит на Эльге, где проблема будет, пока не появится свое муниципальное образование. Но ведь и в Нерюнгри мы уже год вынуждены привлекать вахтовиков. Рабочие со стажем по возрасту или состоянию здоровья рано или поздно уходят, а молодежь на их место не идет. Большой отток из республики нерюнгринской молодежи.

При этом по словам самих профсоюзников, в «Якутугле» лучший коллективный договор во всей угольной отрасли России. Средняя зарплата в «Якутугле» - более 70 тысяч рублей, в «Эльгауголь» – еще выше. Вроде бы условия неплохие, но молодые приходят на ту же обогатительную фабрику утром, а в обед уже пишут заявление об увольнении. Мы же понимаем, что сейчас за те же деньги или чуть меньше можно попытаться найти и менее тяжелую работу.

Мы пытаемся работать с другими районами – за два года их количество увеличилось с пяти до 17. Начали готовить нужных нам специалистов в Чурапчинском колледже, подготовили 26 человек, 11 трудоустроили в филиалы компании, девять из них остались на постоянную работу – это хороший результат.

- Что нужно для того, чтобы решить проблему нехватки местных кадров?

- Во-первых, постоянный мониторинг и анализ рынка трудоспособного населения, включая потенциальную перспективу с учетом возрастных категорий и приоритетности. Во-вторых, совместно с государством создать конкурентную среду в виде высокого качества жизни в республике, нашем городе и условий работы на наших предприятиях. В-третьих, привлечение определенной части молодого поколения, что сегодня весьма непросто ввиду больших возможностей и пропаганды более красивой жизни.

Значение понятия «уголь» и все, что связано с этим, для нас по определению предполагает воспитание истинных ценностей, цельности в выборе жизненного пути и получения будущей профессии. В молодые годы любому человеку хочется хорошую квартиру, машину и престижную работу – это правильно, и я их полностью понимаю. Сегодня мы имеем возможность предоставить работу на наших предприятиях.

У нас есть перспектива карьерного роста, достойная зарплата, социальные гарантии. В наличии собственный учебно-курсовой комбинат, готовящий высококвалифицированных специалистов. Мы сегодня вкладываем максимум усилий в профориентационную работу, и будем прилагать все усилия для привлечения кадров.

- Хорошо. Предположим, парень откуда-нибудь из Намцев, услышав ваш призыв, решил переехать в Нерюнгри и устроиться в «Якутуголь». Что ему для этого нужно сделать?

- Написать заявление. И максимум в течение полугода гарантированно он будет трудоустроен на рабочую специальность. В 2018 году мы устроили на работу 658 якутян. С ИТР, как вы понимаете, сложнее, их просто меньше нужно. А далее возможность повышения квалификации за наш счет. И перспектива перехода на более высокооплачиваемую работу. 70 тысяч в месяц – это, как вы понимаете, средняя зарплата. Основные специальности у нас получают больше.

Эту новость прочитали 1590 нерюнгринцев.
Источник