НЕРЮНГРИ
За что боролись и голодали нерюнгринские пенсионеры?
27.02.2018
За что боролись и голодали нерюнгринские пенсионеры?

Ушедшая из жизни 15 февраля 2018 года жительница Нерюнгри Ольга Смирнова более пятнадцати последних лет своей жизни посвятила борьбе за возвращение отобранного у жителей Нерюнгринского района северного районного коэффициента 1,7, применяемого при начислении пенсий. Борьба эта, надо сказать, продолжается до сих пор, но совершенно безуспешно, и уже далеко не в таких яростных формах, как это было во времена «неистовой Ольги Михайловны».

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

История эта такая. Постановлением Госкомитета Совета министров СССР по вопросам труда и заработной платы Президиума ВЦСПС от 4 сентября 1964 года в тогда еще Алданском районе (к которому относилась вся наша нынешняя территория) был установлен коэффициент 1,4.

Районный коэффициент 1,7 появился на нерюнгринской земле в апреле 1975 года. Тогда ЦК КПСС и Совмин Союза установили его временно для лиц, занятых на строительстве и обслуживании Южно-Якутского территориально-производственного комплекса. Стране жизненно нужна была эта стройка, и, чтобы стимулировать приезд сюда людей, здесь давали большие льготы.

В 1991 году постановлением Верховного Совета Якутской-Саха ССР и постановлением Совета министров Якутской-Саха ССР на территории Нерюнгринского района был официально установлен районный коэффициент 1,7.

Таким образом, с 1964 по 1975 год в Нерюнгринском районе действовал коэффициент 1,4. С 1975 по 2001 год – коэффициент 1,7. А поскольку с этим коэффициентом платились зарплаты, отчисления в пенсионный фонд шли тоже с этого коэффициента.

Летом 2001 года государство объявило о внесении изменений в федеральное законодательство о труде. В связи с этим, с 1 августа 2001 года пенсии в Нерюнгри стали начислять и выплачивать с учетом районного коэффициента 1,4, вместо ранее применяемого 1,7.

Люди старшего поколения помнят, как это возмутило тогда нерюнгринцев. Однако до сознательного протеста местные жители тогда еще не созрели. Поворчали, повысказывали возмущение друг другу, да и разошлись молча – дальше ждать милости у государства.

Вопросом: «А на каком это основании нам снизили коэффициент при начислении  пенсии?» в тот момент задалась только Ольга Смирнова. Вскоре она нашла единомышленников, самым активным из которых был Алексей Пырлык.

Начались долгие месяцы подготовки к судебному процессу. Пенсионеры запаслись десятками документов и справок, которые подтверждали их правоту. Было разослано множество запросов в различные инстанции, в большинстве своем ответы на них ободряли. Закон был на стороне нерюнгринских пенсионеров.

Сегодня мало кто об этом помнит, но тогда пенсионеры были не одиноки в своей  борьбе. Милиционеры и таможенники тоже пытались через суд вернуть отобранный у них северный районный коэффициент 1,7. И даже выиграли суд в Нерюнгри. Но Верховный суд Якутии их дело пересмотрел, и решение суда первой инстанции отменил.

19 июня 2002 года нерюнгринские пенсионеры Ольга Смирнова и Алексей Пырлык выиграли дело по иску, адресованному управлению Пенсионного фонда по Нерюнгри. Суд постановил считать районный коэффициент для начисления пенсии 1,7, а также обязал управление Пенсионного фонда по Нерюнгри произвести перерасчет пенсий с 1 августа 2001 года.

Пенсионный фонд оспорил это решение в Верховном суде Якутии. Впрочем, тогда до победы было еще далеко. Проигравшая сторона обратилась с жалобой в Верховный суд Якутии, но 31 июля 2002 года он тоже встал на защиту нерюнгринских пенсионеров.

Благодаря Ольге Смирновой и Алексею Пырлыку тысячи несправедливо обиженных нерюнгринских пенсионеров пошли в суды, доказывая свою правоту.

С 2002 по 2006 год Нерюнгринский городской суд вынес 1 610 решений об удовлетворении требований 21 420 пенсионеров по оспариванию действий Пенсионного Фонда РФ, выразившихся в неправомерном снижении при начислениях пенсий в 2002 году районного коэффициента с 1,7 до 1,4. Из этих судебных решений не было обжаловано в надзорном порядке и вступило в законную силу 1 267 решений.

До 1 апреля 2006 года пенсии с районным коэффициентом 1,7 исправно выплачивались отсудившим их нерюнгринцам. Кроме того, они регулярно индексировались в соответствии с постановлениями правительства РФ.

«ИЗМЕНЕНИЕ ПРАКТИКИ»

В конце 2005 года государство перешло в ответное наступление. Началось с разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, который 20 декабря 2005 года объявил об изменении судебной практики. Пенсионерам, иски которых были рассмотрены после вступления в силу этого документа, в их удовлетворении было отказано.

30 марта 2006 года тогдашний глава Минздравсоцразвития РФ Михаил Зурабов направил письмо за №113-М3 председателю правления Пенсионного фонда РФ Геннадию Батанову, в котором сказано: "Сохранить размер трудовой пенсии, исчисленной с учетом районного коэффициента 1,7 в фиксированном значении без осуществления индексации до достижения размера, исчисленного с применением районного коэффициента 1,4".

С этого момента к пенсии нерюнгринских пенсионеров - даже имевших решения суда, больше не применяется районный коэффициент в размере 1,7. Нерюнгринские пенсионеры получают пенсии с коэффициентом 1,4.

Это «наказание» последовало с 1 апреля 2006 года в отношении 13 173 пенсионеров Нерюнгринского района. Все «новые» пенсионеры, появившиеся в Нерюнгринском районе за 12 лет, также получают пенсии с таким же коэффициентом.

В этом момент нерюнгринским пенсионерам снова стало понятно, что надо продолжать борьбу. На передовую вновь вышла Ольга Михайловна Смирнова. В течение 2006 года пенсионеры Нерюнгринского района провели пять митингов. Они не только требовали повысить пенсии и пересмотреть пенсионное законодательство с расчетом того, чтобы уровень пенсий был не менее 70% от средней заработной платы, но и принять решение о начислении пенсий с применением коэффициента 1,7.

Никто нерюнгринских пенсионеров, естественно, не услышал. Не дождавшись внятных ответов на свои требования и, просидев целую зиму не солоно хлебавши, весной 2007 года они приступили к решительным действиям, угрожая властям голодовкой.

ГОЛОДОВКА

Принимая во внимание эти угрозы, 5 апреля 2007 года в Якутск приехал председатель Пенсионного фонда России Геннадий Батанов. Формально высокопоставленный чиновник приезжал в республику для решения имущественных вопросов фонда. Однако ни для кого тогда не стали секретом и его консультации с местными судебными органами по проблеме выплаты пенсий нерюнгринцам, которые отсудили право получать их с повышенным коэффициентом 1,7.

Тогда Ольга Смирнова выезжала из Нерюнгри в Якутск, чтобы встретиться с председателем Пенсионного фонда. Ольга Михайловна надеялась лично объяснить Батанову, в чем не прав Пенсионный фонд в борьбе с нерюнгринскими пенсионерами.

Однако власти республики постарались не обострять проблему, сделав всё, чтобы «неистовая пенсионерка» из Нерюнгри не пробилась к председателю Пенсионного фонда. Встреча Смирновой с Батановым в Якутске не состоялась, а принять её заочное приглашение самому приехать в Нерюнгри, чтобы разобраться, что к чему, председатель ПФР не захотел.

Еще через неделю, 12 апреля 2007, одиннадцать пенсионеров Нерюнгринского района во главе с Ольгой Смирновой направили в адрес правительства России, Пенсионного фонда телеграммы с уведомлением о готовящейся ими бессрочной голодовке. Свой шаг нерюнгринские пенсионеры обосновали тем, что «до настоящего времени не произведены выплаты индексации пенсий в соответствии с постановлениями РФ от 24 марта и 28 июля 2006 года и 27 марта 2007 года и перерасчета страховой части пенсий, которым установлен коэффициент 1,7 решениями судебных органов».

14 апреля 2007 года прокурор Нерюнгри Владимир Меркибаев провел личную беседу с Ольгой Смирновой. Напугать её чем-либо было невозможно. Инициатор и главный организатор голодовки объявила прокурору, что голодовка назначена на 19 апреля и будет носить бессрочный характер.

19 апреля 2007 года в беркакитской квартире другой активистки инициативной группы пенсионеров – Розы Лотовой - одиннадцать пенсионеров района начали эту бессрочную голодовку. В числе тех, кто начал эту акцию, было десять женщин и один мужчина. Возраст голодающих - от 53 до 75 лет. За все дни голодовки пенсионеры обещали поддерживать свое физическое состояние только  водой.

Ольга Смирнова рассказывала автору этих строк, что объявление о голодовке поддержали и другие пенсионеры города. Если бы по состоянию здоровья кто-либо из голодающих был госпитализирован, на его место были готовы прийти другие. Уже на второй день голодовки еще двое пенсионеров из Беркакита объявили о намерении присоединиться к голодающим в любую минуту.

Около квартиры голодающих было установлено круглосуточное дежурство бригады «скорой помощи». Охрану порядка осуществляла милиция общественной безопасности. Требования голодающих не менялись: добиться исполнения судебных решений, по которым около десяти тысяч пожилых жителей Нерюнгринского района выиграли право получать пенсию с повышенным коэффициентом 1,7, и провести индексацию пенсий, отмененную Пенсионным фондом России для мятежных нерюнгринских пенсионеров.

В общей сложности, в организованной Ольгой Смирновой голодовке принимали участие более 80 нерюнгинских пенсионеров. Сначала 46 дней они просидели и пролежали в беркакитской квартире, принадлежащей одной из активных участниц инициативной группы Розе Лотовой. Когда в Нерюнгринском районе немного потеплело, голодовка переместилась на улицу. Палатки голодающих, украшенные лозунгами, были растянуты прямо напротив здания Управления пенсионного фонда по Нерюнгринскому району. Здесь пенсионеры во главе с Ольгой Смирновой прожили еще 12 дней.

ВСТРЕЧА С БАТАНОВЫМ

Голодовка была прекращена 15 июня, едва только стало известно о согласии Геннадия Батанова на встречу с представителями голодающих. Встреча в Пенсионном Фонде Российской Федерации состоялась 28 июня.

Так, со второго раза Ольга Смирнова все-таки смогла изложить главе пенсионного фонда России требования нерюнгринских пенсионеров.

Однако Геннадий Батанов категорически не согласился со Смирновой, сославшись на постановление Пленума Верховного Суда России от 10 декабря 2005 года. Руководитель пенсионного фонда заметил, что это не его решение, а индексировать пенсии нерюнгринцам с коэффициентом 1,7 не позволяет суд.

Кроме того, с точки зрения Геннадия Батанова, если 9 тысяч нерюнгринцев будут получать пенсию с коэффициентом 1,7, а остальные 11 тысяч нерюнгринских пенсионеров – с коэффициентом 1,4, это будет несправедливо. Ольга Смирнова дала понять, что совершенно не разделяет рассуждений Батанова о «социальной справедливости» в отношении нерюнгринских пенсионеров.

Таким образом, хотя, по мнению всех участников встречи, беседа «проходила в спокойной и деловой обстановке», в итоге стороны так и не смогли найти общего языка.

Никаких утешительных результатов нерюнгринским пенсионерам она не принесла. Чтобы подсластить выданную Ольге Смирновой «горькую пилюлю», Геннадий Батанов подробно рассказал о разработанной его ведомством программе по социальной поддержке пенсионеров Нерюнгринского района, рассчитанной тогда до 2011 года. Ольга Смирнова отнеслась к этой инициативе скептически, увидев в ней «очередной обман» со стороны федеральных государственных структур.

Геннадий Батанов пообещал Ольге Смирновой, что приедет в Нерюнгри в сентябре. Это давало шанс встретиться с руководителем ПФ России не только ей, но и другим нерюнгринским пенсионерам. Но в итоге глава Пенсионного Фонда своё обещание не выполнил. В Нерюнгри он так никогда и не приезжал – ни до, ни, тем более, после своей отставки.

СТРАСБУРГСКИЙ СУД

Надо было знать Ольгу Михайловну Смирнову, чтобы понять: неудачи её никогда не обескураживали. По вопросам коэффициента 1,7 она встречалась со многими высокопоставленными политиками и довела нерюнгринских пенсионеров аж до Старасбургского суда.

19 февраля 2008 года в Нерюнгри побывал депутат Государственной Думы Александр Четвериков. Через него Ольга Смирнова вышла на председателя Совета Федерации (в то время) Сергея Миронова. Встречу с Мироновым, которая состоялась в Якутске 22 февраля,  Смирнова оценила как «очень позитивную». Она передала главе Совета Федерации обращение нерюнгринских пенсионеров и пакет документов - судебных решений, по которым тысячам пенсионеров не отменен районный коэффициент. В этом обращении нерюнгринцы просили Сергея Миронова решить вопрос индексации пенсий за 2005-2006 согласно Постановлению Правительства РФ.

К тому времени нерюнгринцы уже отправляли письмо тогдашнему премьер-министру российского правительства Виктору Зубкову, но ответа так и не дождались. Сергей Миронов обещал Ольге Смирновой лично встретиться с Зубковым и указать ему на то, что не выполняются постановления правительства, а также поднять вопрос нерюнгринских пенсионеров на Совете Федерации и в Госдуме.

Нет сомнений, что все свои обещания Сергей Миронов выполнил. Но результатов это не принесло, а в мае 2011 года и он лишился своего поста в Совете Федерации.

Зато 28 августа 2009 вступило в силу решение Европейского суда по правам человека по искам 90 нерюнгринских пенсионеров о применении при расчете коэффициента к пенсии 1,7 вместо применяемого ранее для начисления пенсии коэффициента 1,4.

Это решение Европейского суда по делу, названному по фамилии первого стоявшего в списке пенсионера "Сенченко и другие якутские пенсионеры против России", было вынесено 28 мая 2009 года. Суд единогласно постановил: "Государство-ответчик должно выплатить каждому заявителю в течение трех месяцев с даты, на которую это решение станет окончательно известным, две тысячи евро плюс любой налог, который может полагаться на эту сумму, в отношении материального ущерба, нематериального ущерба и расходов и издержек, конвертированные в российские рубли на дату расчета".

Документы из суда, переведенные на русский язык, пришли в Нерюнгри в середине июля. Правительство Российской Федерации имело трехмесячный срок на обжалование решения Европейского суда. Однако, как сообщил адвокат Игорь Новиков, представлявший в Европейском суде интересы нерюнгринских пенсионеров, "Российская Федерация не будет опротестовывать решение Европейского суда по правам человека в его Верхней палате, и согласна со всеми пунктами Решения".

Таким образом, первые добившиеся справедливости пенсионеры, список которых был опубликован в местных средствах массовой информации, до 28 ноября должны были получить по 2 тысячи евро каждый в качестве возмещения морального вреда. И в этом тоже была несомненная заслуга лидера движения нерюнгринских пенсионеров за применение коэффициента 1,7.

ДЕЛО ЖИВЕТ

10 ноября 2009 года Указом президента Якутии Вячеслава Штырова Ольга Михайловна Смирнова была награждена знаком отличия "Гражданская доблесть". Примерно в то же время она отошла от активной борьбы, уступив лидерство в организации другим коллегам.

В январе 2010 года в Нерюнгри была зарегистрирована новая общественная организация пенсионеров Нерюнгринского района под названием «Набат», председателем которой была избрана Лидия Матвеева, а её заместителем - Алексей Камошин.

Сегодня инициативную группу нерюнгринских пенсионеров представляют Людмила Гурина, Алексей Камошин, Галина Перепелицына.

Они всё еще продолжают борьбу.

Олег СОЛОДУХИН.

На фото: Ольга Смирнова и нерюнгринские пенсионеры в дни голодовки 2007 года.

Фотогалерея
Эту новость прочитал 731 нерюнгринец.
Источник